Инновационное законодательство и гражданское право: проблемы соотношения

М.В. ВОЛЫНКИНА
Волынкина Марина Владимировна — ректор НОУ «Институт гуманитарного образования» (Москва), кандидат юридических наук.

Нельзя отрицать необходимость сбалансированного развития научного, высокотехнологичного и образовательного секторов экономики. Их системное урегулированное взаимодействие позволит обеспечить получение, распространение и использование научно-технических результатов, новых технологий и наукоемкой продукции. Сегодня без этого немыслимо перспективное развитие экономики. На языке экономистов такой тип экономики именуется инновационной. Несмотря на то, что единого мнения о природе этого социального феномена пока не существует, термин «инновационная экономика» прочно укрепился в экономической литературе, в законодательных актах программного характера, а в повседневный, деловой и научный оборот вводятся понятия, характеризующие различные проявления инноваций и инновационной деятельности.

Экономическая литература содержит исследования, посвященные методологическим и концептуальным проблемам инновационной деятельности, состоянию организационно-экономических механизмов функционирования инновационных составляющих. Объем же правовых исследований, относящихся к проблематике инновационных отношений, весьма незначителен <*>. В чем причина того, что законодательная деятельность по вопросам инноваций <**> сегодня оказалась не подкреплена необходимыми научными исследованиями в области права? Ведь отсутствие системных исследований по проблемам инновационных отношений делает невозможной разработку научно обоснованных практических рекомендаций для исполнительной и законодательной власти. Ответ на поставленный вопрос позволит понять, почему инновационное законодательство развивается медленно и непоследовательно, без четкой концепции, без определения предмета и методов правового регулирования, а также круга регулируемых отношений, а Закон «Об инновационной деятельности в Российской Федерации» так и не принят <***>.

———————————
<*> См.: Бердашкевич А.П. Экономические и правовые основы инновационной деятельности в Российской Федерации // Вестник Московского университета. Сер. 6, «Экономика». 2001. N 1. С. 28 — 47; Бублик В.А. Правовое регулирование инновационной деятельности: современное состояние и перспективы развития; Рассудовский В.А. Проблемы правового регулирования инновационной деятельности в условиях рыночной экономики // Государство и право. 1994. N 3; Рассудовский В.А. Интеллектуальная собственность и инновационное предпринимательство // Российская юстиция. 1994. N 12.

<**> В общем виде специальная законодательная база об инновациях включает следующие виды актов: а) документы декларативного характера (указы, концепции, законы, постановления, соглашения и др.). Они являются плодом компромиссных решений, к тому же определяют целевые установки государственной политики; б) постановления и распоряжения, определяющие функции органов исполнительной власти и аппарата в части инновационной деятельности. Эта группа документов небольшая, она определяет самые общие функции государственных ведомств при их участии в регламентации инновационных отношений; в) программные документы, а также документы, определяющие облик и порядок формирования инфраструктуры поддержки, виды прямой поддержки инноваций, льготы и иные механизмы поддержки. Документы этой группы по своему содержанию охватывают такие аспекты, как программы развития и поддержки инноваций, формирование инфраструктуры поддержки инновационной деятельности; г) инструкции о порядке предоставления статистической отчетности и другие документы частного характера.

<***> Так, еще Концепция инновационной политики РФ на 1998 — 2000 годы предусматривала необходимость разработки Федерального закона «Об инновационной деятельности и государственной инновационной политике в Российской Федерации». Проект был принят 1 декабря 1999 г. Государственной Думой и одобрен 23 декабря 1999 г. Советом Федерации. 3 января 2000 г. на Закон было наложено вето Президента. В числе причин — несоблюдение требований юридической техники, неотработанность понятийного аппарата и большое число внутренних противоречий. 18 февраля 2000 г. была создана специальная полномочная комиссия, которой пока не удалось завершить выработку окончательно согласованного проекта Закона. Выступая в марте 2002 г. на совместном заседании Совета Безопасности, Президиума Госсовета и Совета при Президенте РФ по науке и высоким технологиям, Президент России отметил, что «сегодня про инновационный путь говорят все, но пока ничего не сделано реально».

В экономической литературе дано несколько определений инновации. Наиболее универсальной представляется дефиниция, согласно которой инновация — это предмет (результат, продукт, объект), полученный в ходе «овеществления» или коммерциализации продуктов научно-технической деятельности <*>. Данное определение учитывает также место социальных инноваций в непроизводственной сфере (образование, культура, искусство). Трактовка инноваций лишь в качестве структурного элемента сферы науки и технологий с акцентом на промышленные (производственные) технологии отчасти условна из-за сугубо прагматических соображений.

———————————
<*> См.: Повышение инновационной эффективности экономики России / Под ред. В.П. Логинова, А.С. Кулагина. М., 1994. С. 8.

Под инновационной деятельностью чаще всего понимается «процесс создания нового товара от формирования его идеи до освоения производством, выпуска, реализации и получения коммерческого эффекта» <*>. Есть и другой, более широкий подход, для которого характерно стремление подчеркнуть, что инновационная деятельность направлена на создание нового в любой социальной сфере. Его сторонники рассматривают инновационную деятельность как один из видов продуктивной творческой деятельности, под которой понимается деятельность, связанная с выработкой новых целей и соответствующих им средств или с достижением известных целей с помощью новых средств <**>.

———————————
<*> Курнышева И., Сулейменов Д. Инвестирование инновационного развития // Экономист. 1994. N 10. С. 187.
<**> См.: Лапин Н.И., Пригожин А.И., Сазонов Б.В., Толстой В.С. Нововведения в организациях (Общая часть исследовательской программы) // Структура инновационного процесса. М., 1981. С. 10.

Ориентируясь на сферу правового регулирования, следует иметь в виду, что инновационная деятельность — это деятельность коммерческая, связанная с получением нового знания и реализацией его другим участникам рынка. Такое понимание инновационной деятельности находится в русле традиционных представлений о бизнесе, характерном для зарубежных предпринимателей. Так, в деловой практике США инновация определяется как использование нового продукта (услуги, метода) в практике бизнеса, непосредственно следующее за его открытием; это новый подход к конструированию, производству и сбыту продукции, позволяющий обойти конкурентов. Поэтому целью инновационной деятельности является не только получение социально-экономического эффекта от использования интеллектуального потенциала, но и получение прибыли.

Из любого определения инновационной деятельности следует, что ее необходимыми компонентами являются:
а) получение новых знаний;
б) их передача в сферу производства (образования, культуры, искусства);
в) использование знаний в целях получения новых технологий;
г) передача технологий в коммерческий оборот.

Каждая обозначенная составляющая — не только сложный комплекс экономических, финансовых, технических, социальных, но и правовых аспектов. Отметим, что применительно к странам Европейского Союза самостоятельное рассмотрение тех или иных аспектов инновационной деятельности всегда носит достаточно условный характер, в то время как в России такое разделение существует реально. За рубежом более точным является понимание всего инновационного процесса в целом как инновационно ориентированной политики государства в научно-технической сфере, которая охватывает все правовые вопросы организации выполнения научных исследований и разработок прикладного характера, нормативное оформление инфраструктуры для их государственной поддержки, обеспечения развития высшего профессионального образования и специальной подготовки кадров, создания систем финансирования конкретных проектов и т.д. <*>

———————————
<*> См.: Мартынюк Е.В. Финансирование инновационной деятельности в России // Предпринимательские и социально-экономические проблемы реформирования России / Под общ. ред. А.Н. Раппопорта. М., 2000.

Предметом юридической науки являются отношения, возникающие в процессе осуществления инновационной деятельности. Взяв за основу определение этой деятельности, данное представителями экономической науки, мы постараемся наполнить юридическим содержанием понятия, относящиеся к инновационной деятельности на уровне каждой составляющей.

Нельзя исключить тот факт, что в правовом отношении инновационная деятельность в отличие от иных видов деятельности имеет свои особенности. При перемещении устоявшихся экономических категорий, характеризующих инновационный процесс, в правовую плоскость (с учетом того, что в реальном процессе многие стадии пересекаются и сосуществуют одновременно) можно выделить следующие виды отношений, требующие правового оформления: а) возникающие в процессе создания научного результата и его востребованности; б) возникающие при оформлении интеллектуального продукта в материально-вещественный результат; в) отношения по передаче прав на овеществленный продукт другим субъектам инновационной деятельности. Следовательно, инновационный процесс в правовом отношении должен быть представлен не менее чем в трех последовательных правовых звеньях. В юриспруденции он выглядит как иерархия различных видов отношений с неоднородным субъектным составом, начиная со сферы производства научных знаний и заканчивая созданием новых продуктов и технологических процессов на основе этих знаний.

Основу инновационной деятельности составляют отношения, возникающие в процессе получения новых знаний. Имеются в виду не всякие знания, а лишь те, под которые в большей или меньшей степени подведен научный фундамент, то есть знания «высокого уровня». Генератором таких знаний выступают наука и образование, а сами знания — результат естественной творческой и интеллектуальной деятельности ученых. Отсюда можно определить первую группу участников инновационной деятельности: академическая наука (фундаментальные исследования), вузовская наука (фундаментальные и прикладные исследования), сохранившиеся отраслевые научно-исследовательские институты и научно-исследовательские центры (прикладные исследования отраслевого профиля), НИИ, КБ и НИЦ оборонного профиля и космических исследований, государственные научные центры (прикладные исследования по обслуживанию государственных нужд, заводская наука в виде КБ и НИИ, индивидуальные исследователи и изобретатели).

Наука — особый социальный институт. К началу 90-х гг. законодательная база научной деятельности была не до конца сформирована. За последнее десятилетие удалось определить правовые очертания научной деятельности. Однако правовую модель сочетания методов государственного управления и самоуправления в научной сфере, при которой было бы обеспечено эффективное взаимодействие норм административного и гражданского права, создать пока не удалось.

О состоянии и проблемах научного законодательства сказано многое <*>. Оставляем анализ и оценку этого законодательства за пределами наших рассуждений. Обозначим лишь виды правовых отношений по отраслевой принадлежности, участниками которых выступают научные организации. В их числе гражданские, трудовые, налоговые, бюджетные и административные. Несмотря на наличие специализированного законодательства <**>, основная масса отношений в сфере науки регулируется общим законодательством.

———————————
<*> См.: Лапаева В.В. Закон о науке: анализ нормативного содержания // Законодательство и экономика. 2002. N 2; Месяц Г.А. Спасти науку. М.: Наука, 2001. Наиболее концентрированно и обобщенно проблемы научного законодательства освещены в сборнике: Законодательство о науке: Современное состояние и перспективы развития / Под ред. д.ю.н. В.В. Лапаевой. М.: Норма, 2004.

<**> См.: Федеральный закон от 23 августа 1996 г. N 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике»; Указ Президента РФ от 13 июня 1996 г. N 884 «О доктрине развития российской науки»; Федеральные законы, регламентирующие отдельные сферы деятельности, имеющие научную составляющую: «О космической деятельности», «Об использовании атомной энергии», «Об исключительной экономической зоне Российской Федерации» и др.

Для того чтобы стать полноценным товаром, результаты научной деятельности должны пройти путь от научного знания до опытно-конструкторской разработки, патентования и изготовления новой продукции. Здесь появляется следующая группа участников инновационной деятельности: информационные центры, консалтинговые фирмы, патентно-лицензионные службы (субъекты предпринимательской деятельности различных организационно-правовых форм). В их числе — техноцентры, малые инновационные предприятия, технопарки и др. Государство также является непосредственным участником инновационной деятельности как субъект отношений по управлению этой деятельностью и ее поддержке.

Не все во взаимодействии субъектов инновационной деятельности четко определено в законодательстве. Так, отсутствуют нормы, регулирующие условия введения в гражданский оборот научно-технической продукции (услуг), которые бы предусматривали создание банка данных имеющейся продукции, порядок ее кодификации и инвентаризации, условия последующей коммерциализации. Это существенно затрудняет функционирование инновационного процесса, переход его из одной стадии в другую. Взаимодействие сферы науки с экономическим миром встречает трудности во многих странах. Для их преодоления принимается специальное законодательство, стимулирующее экономическое использование результатов исследований. Так, во Франции в 1999 году был принят Закон «Об инновационной деятельности и инновациях», где есть отдельный раздел «Кооперация между публичным сектором исследовательского истэблишмента и компаниями». В России приняты Основные направления реализации государственной политики по вовлечению в хозяйственный оборот результатов научно-технической деятельности, утвержденные распоряжением Правительства РФ от 30 ноября 2001 г. N 1607-р. Однако их цель в другом — контроль за сферой использования результатов научно-технической деятельности, полученных за счет средств федерального бюджета.

Несмотря на существующие законодательные пробелы, следует иметь в виду, что национальная инновационная система — совокупность отношений хозяйствующих субъектов, взаимодействующих в процессе производства, распространения и использования нового экономически выгодного знания. Эти отношения существуют не сами по себе, а в определенном организационно-правовом пространстве. Появление инновационного сегмента в экономике — это расширение инфраструктуры рынка, увеличение его элементов. Поэтому инновационная система является органичной частью экономической системы, а методы регулирования, используемые для управления экономической системой, аналогичны методам управления ее инновационной частью.

Инновационные отношения — это часть системы общественного воспроизводства, в рамках которого производятся, распределяются, обмениваются и потребляются имущественные и неимущественные блага. Эти отношения, помимо экономических, наделены юридическими признаками, которые неизбежно связаны с категориями субъекта, объекта, юридических прав и обязанностей. Цель их возникновения — координация прав и обязанностей субъектов, участвующих в производстве инноваций и внедрении полученных результатов в предпринимательский оборот.

Хозяйственные отношения на языке российского законодателя именуются отношениями гражданскими. В настоящее время во всех правопорядках гражданское право — это отрасль права, юридические установления которой охватывают наиболее значимые элементы практической деятельности людей. Тем самым определяется место гражданского права в правовой системе, которое безоговорочно признано правовым фундаментом регулирования рыночных отношений. Данная отрасль имеет собственные институциональные подходы, обусловленные структурным делением отрасли права и науки. Нормы гражданского права вполне отвечают требованиям сегодняшнего дня, учитывают опыт решения большинства экономических проблем, возникающих в последние годы.

Вместе с тем, как отмечает В.Ф. Яковлев, формирование системы нормативно-правового регулирования экономических отношений идет стихийным образом, без опоры на тщательно отработанную концепцию <*>. Не в этом ли следует искать одну из причин того, что по прошествии десяти лет с момента принятия Гражданского кодекса РФ, именуемого «экономической конституцией», приходится обосновывать факт принадлежности отдельных групп отношений к сфере гражданско-правового регулирования? Ведь предмет гражданского права достаточно ясно определен в ст. 2 Гражданского кодекса РФ.

———————————
<*> См.: Российское государство и право на рубеже тысячелетий. Всероссийская научная конференция // Государство и право. 2000. N 7. С. 9.

Анализ этой статьи, как и всего гражданского законодательства в целом, показывает, что предметом отрасли являются в первую очередь отношения имущественные, возникающие по поводу имущественных благ, их движения и обмена. Перечень этих благ достаточно обширен и включает не только вещи в их привычном понимании, но и имущество, в том числе имущественные права, результаты работ, услуг, а также конфиденциальную информацию. В массиве гражданско-правовых норм нет и не может быть такой специальной терминологии, как «инновационные отношения», «субъекты инновационных отношений». В нем речь идет об отношениях имущественных (личных неимущественных) как о понятии родовом. А потому с позиций норм гражданского законодательства результаты инновационной деятельности, полученные в овеществленном виде, не имеют какой-либо специфики, исключающей их принадлежность к сфере гражданско-правового регулирования. Не располагает инновационная деятельность и каким-либо самостоятельным, отличным от гражданского права кругом субъектов. Между тем отдельные законодательные акты исключают Гражданский кодекс РФ из сферы регулирования отдельных групп отношений. Так, в преамбуле Закона «О науке и государственной научно-технической политике» в числе актов, регулирующих отношения в сфере науки, отсутствует указание на нормы ГК РФ.

Из-за особенностей субъектного и объектного состава отношений, возникающих в процессе осуществления инновационной деятельности, ясно, что одних лишь гражданско-правовых норм, относящихся к институту интеллектуальной собственности, а также норм обязательственного права, опосредующих оборот имущественных и неимущественных прав, и норм договорных конструкций о порядке проведения опытно-конструкторских и научно-исследовательских работ недостаточно. Необходимость участия государства, конечные цели деятельности субъектов, специфика научной сферы, в которой создаются потенциальные объекты инноваций, побуждают к учету иных правовых норм, характеризующих правовой статус субъектов, опосредующих деятельность в сфере управления, а также институты финансового и бюджетного права. Поэтому правовая обеспеченность участников инновационного предпринимательства предполагает наличие эффективного юридического механизма, оформляющего отношения его субъектов как с другими экономически обособленными участниками рынка, в основе поведения которых лежит законодательно предписанная диспозитивная модель поведения (отношения юридического равенства), так и с органами власти, в компетенцию которых входят действия в отношении субъектов инновационного предпринимательства по разрешению, содействию, ресурсообеспечению, контролю (субординационные властеотношения). Вся совокупность норм, регулирующих инновационные отношения, образует правовую среду инновационного предпринимательства и обеспечивает эффективное экономическое поведение его участников.

Сейчас в российской экономике мало хозяйствующих субъектов, осуществляющих инновационную предпринимательскую деятельность. Процесс адаптации России к глобальной научно-технической и промышленной интеграции находится на начальной стадии <*>. Ситуация, с одной стороны, обременена наследием прошлого, связанным со многими устоявшимися принципами управления научными исследованиями, а с другой — сложностью восприятия и практического перехода на инновационную систему хозяйствования после долгих лет принудительного распределения и концентрирования ресурсов. Еще одна причина — острота организационных и правовых проблем, относящихся к инновационной инфраструктуре. Переход к рынку и открытость экономики не создали стабильных стимулов к расширению инноваций, поскольку экономические и социальные изменения происходили несинхронно. В то же время важнейшим фактором, определяющим развитие инновационных процессов в конкретной стране, является наличие платежеспособного спроса на научно-технический продукт и реального интеллектуального потенциала, способного удовлетворить такой спрос.

———————————
<*> Доля инновационно активных предприятий в промышленности составляет четыре — пять процентов. См.: Бекетов Н.В. Наука в России и в мире // ЭКО. 2003. N 11. С. 19.

Отмеченные особенности российской экономики заставляют учитывать сложившуюся систему права и законодательства при формировании массива актов, относящихся к инновационной деятельности. Поэтому высказываемые в литературе мнения о том, что для «запуска» механизма инновационного предпринимательства в России необходимы Кодекс о науке и Кодекс об инновациях, выглядят неоправданно. Однако, следуя этим призывам, в будущем мы рискуем получить автономный конгломерат норм об инновационной деятельности, не сочетающийся с существующими нормами бюджетного, гражданского, административного и иного законодательства. Чтобы не допустить это, все рассуждения о необходимости принятия законодательства, регулирующего отношения в сфере инновационной деятельности, следует соотносить с установленной в Российской Федерации системой права и системой законодательства. Опираясь на имеющиеся достижения юридической науки, инновационное законодательство следует определить как комплексную отрасль законодательства, так как оно представляет собой совокупность разноотраслевых элементов, а большинство правовых норм об инновациях напрямую воплощают те принципы регулирования, которые характерны для базовых, фундаментальных отраслей права — главным образом гражданского.

Журнал российского права, 2005, N 1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *